Главная | Регистрация | Вход
Село ШЕШУРГА
Меню сайта
Друзья сайта
  • Тужинская газета
  • Село Караванное
  • Васькино
  • Шешурга на Одноклассниках
  • Шешурга ВКонтакте
  • Фотопланета
  • Соборы.РУ
  • Храмы России
  • Русские церкви
  • Родная Вятка
  • Храм посёлка Тужа
  • Храм села Ныр
  • Вход на сайт
    Поиск
    Календарь
    «  Март 2016  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031
    Архив записей
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » 2016 » Март » 19 » История деревни Ташкем
    20:02
    История деревни Ташкем

    История деревни Ташкем

    Дорога в Ташкем. Май 2016 г.

    Одно из первых документальных упоминаний о Ташкеме встречается в исповедных росписях 1843 года. Основан починок выходцами из Шешурги между 1829 и 1843 годами. На 1843 год в починке Ташкемовском проживали ясачные крестьяне Оносовы, Козяевы, Наймушины и семья Кульпиных, которая к 1891 г. в деревне уже не отмечается.  В 1863 г.  починок Ташкем перешёл из прихода села Лом Яранского уезда в состав вновь образованного Шешургского прихода. Появление новой церкви всего в трёх верстах от починка значительно облегчило жизнь жителей Ташкема.

     В 1870 году в починке Тошкеме (так записано в клировой ведомости Шешургской церкви) было 8 дворов и 74 жителя (36 мужского пола и 38 – женского). Не трудно подсчитать, что в каждой семье было примерно по 10 человек.

    В 1891 году число крестьянских дворов в починке Ташкем Шешургского общества увеличилось до 24. В них  проживали 134 государственных крестьянина. Из них 61 человек мужского пола (в том числе мальчиков до 18 лет было 25) и 73 – женского (в том числе 33 девочки до 16 лет). Все русской национальности.

    Фамильный состав починка на этот год был довольно разнообразен. Помимо известных уже Оносовых (15 семей), Наймушиных (3 семьи) и Козяевых (2 семьи) проживала семья Конышевых, Макаровых и Шаровых. Среди Наймушиных была семья крестьян Дмитрия Яковлевича и Анисьи Ефимовны. Вот выписка из метрической книги 1891 года о рождении их дочери:  «22 января родилась и 27 крещена Анна. Родители ея  починка Тошкема  крестьянин Димитрий Яковлев Наймушин и законная жена его Анисья Евфимова. Восприемники: села Шешурги крестьянская женка Евдокия Яковлева Кульпина. Таинство крещения совершено священником Симеоном Костровым и псаломщиком Димитрием Зубаревым».

    В 1858 году в Шешурге действительно был Яков Никифорович Наймушин в возрасте 14 лет. На 1891 год Якову должно быть 47 лет, и он вполне мог быть дедом рождённой 22 января Анны Дмитриевны. Таким образом, указанные в ревизии 1858 года Наймушины, проживавшие в Шешурге, позднее действительно стали жителями Ташкема.

    Согласно ревизским сказкам 1858 года в семействе Наймушиных были:

    Сергей Епифанов Наймушин 63 лет, его жена Авдотья Семёнова 62 лет. Сергея Епифанова дети Лупп 30 лет, Викул 21 года отдан в рекруты в 1855 году, Степанида 18 лет. Его же сноха солдатка Анна Петрова 40 лет.

    Луппа Сергеева жена Татиана Митрофанова 31 года. Луппа сын Игнатий умер в 1854 году в возрасте 5 лет.

    Викула Сергеева жена солдатка Авдотья Михайлова 21 год.

    Сергея Епифанова брат Никифор умер в 1853 году в возрасте 48 лет. Никифора Епифанова жена Ирина Потапова  47 лет. Никифора дети Семён 31 год, Карп 24 лет отдан в рекруты в 1855 году, Яков 14 лет (упомянутый дед Анна Дмитриевны 1891 г.р.), Агафья 18 лет, Катерина 8 лет.

    Семёна Никифорова жена Лукерья Аксёнова 32 лет. Семёна дочери Степанида 8 лет, Анна 5 лет, Агафья 1 года.

    Ниже приведена таблица домохозяев и владельцев лошадей починка Ташкема за 1891 год.

    ФИО домохозяина Лошадей-малолеток Рабочих лошадей

    1

    Василий Потапов Оносов

     

     

    2

    Лев Потапов Оносов

     

    1

    3

    Потап Михайлов Оносов

     

    1

    4

    Григорий Иовлев Оносов

    1

    2

    5

    Афонасий Иовлев Оносов

     

    1

    6

    Василий Осипов Оносов

     

    1

    7

    Фёдор Афонасьев Оносов

     

    1

    8

    Тимофей Афонасьев Оносов

     

    1

    9

    Яким Потапов Оносов

    1

    1

    10

    Иван Афонасьев Оносов

     

    1

    11

    Егор Осипов Оносов

     

    1

    12

    Семён Никифоров Наймушин

    1

    1

    13

    Сила Петров Конышев

    1

    1

    14

    Ипполит Филипов Шаров

     

    1

    15

    Дмитрий Яковлев Наймушин

     

    1

    16

    Александр Афонасьев Оносов

    1

    1

    17

    Яков Луппов Наймушин

    1

    1

    18

    Фёдор Спиридонов Макаров

     

    1

    19

    Яков Андреев Козяев

    1

    1

    20

    Дмитрий Григорьев Козяев

    2

    1

    21

    Пётр Еремеев Оносов

     

     

    22

    Афонасий Осипов Оносов

     

     

    23

    Ларион Михайлов Оносов

     

    1

    ***

    В 1891 году один житель Ташкема состоял на военной службе солдатом.

    Среди работоспособных людей было 28 мужчин и 35 женщин. Одна женщина в работоспособном состоянии была калекой. Два двора в починке не имели своих работников. Но при этом никто из жителей Ташкема не нанимал работников для земледельческих работ.

    Среди грамотных было 9 мужчин, полуграмотных – 5 мужчин и 1 женщина. Один мальчик учился в школе. Всего дворов с грамотными, полуграмотными  и учащимися было 10, только с учащимися 1.

    Во всех дворах жители занимались промыслами. В пяти - местными и отхожими,  19-ти - только местными.  С  местными и отхожими заработками было 25 мужчин и 34 женщины. Всего с местным промыслом мужчин 23, женщин 34. В том числе с отхожим -  трое мужчин. Преобладающим местным промыслом в Ташкеме, как и всём Шешургском приходе, было    тканьё. Им занимались  32 человека во всех дворах, за исключением трёх.

    Среди лиц с отхожими промыслами 5 мужчин. Среди отхожего преобладал извоз. Им занималось двое мужчин в двух дворах. Преимущественно с  извозом уходили в Казань.

    Среди скота в 1891 году в Ташкеме содержали 32 лошади, 72 головы крупного рогатого скота, 91 овцу и 23 свиньи. Всего скота в переводе на крупный: 84 головы. В среднем на один двор приходилось 3 головы. Никто из жителей Ташкема без живности не жил.

    Земля была разделена на 32 надельные души. Удобной земли на двор в среднем было 11 десятин. Безземельных дворов не было. 11 семей сдавали часть своей земли в аренду. Обрабатывали землю своей семьёй, за исключением трёх дворов, в которых использовали наёмных рабочих. Скот использовали также свой, но опять за исключением этих трёх дворов.

    Для вспашки и бороньбы  в Ташкеме было 23 косули, 23 черкуши и столько же борон с деревянными зубьями.

    Кроме земледелия в трёх дворах разводили пчёл -  держали 9 кряжей. 13 дворов выращивали хмель (420 тычин). Также в 13 дворах занимались кредитом денег (83 рубля), и хлеба (171 пуд).

    Перед революцией 1917 года починок Ташкем вновь несколько увеличился. В 1915 году в нём числилось 29 дворов и 175 жителей (88 мужчин и 87 женщин).

    Интересный  случай, произошедший  в Ташкеме, описан журнале Вятской Духовной Консистории за 1903 год. На трёх страницах идёт разбор жалобы крестьянина д. Ташкем Алексея Леонтьева Оносова от 30 августа 1903 года на распоряжение приходского священника села Шешурга Василия Решетова о невыдаче ему паспорта на отлучку из места приписки, по случаю несения им 5-летней церковной эпитимии (епитимья́ (др.-греч. ἐπιτιμία, «особое послушание») — исполнение исповедовавшимся христианином, по назначению священника, принимавшего таинство покаяния, тех или иных дел благочестия; имеет значение нравственно-исправительной меры). Епитимью отец Василий наложил на Алексея Оносова за блудную связь с девицей Марьею Ивановой Швецовой. Откуда была Марья Швецова доподлинно не известно. Но если брать во внимание перепись 1891 года, то Швецовых было много в Шардани (Кикнурский район) и одна семья в Беляеве. Консистория сочла епитимью оправданной, но  решение отца Василия об отказе выдать Оносову паспорт признала неправильной. Просила Шешургского священника сообщить, куда выедет Оносов, чтобы дать знать, кому следует о прохождении им церковной епитимьи на новом месте его пребывания.

    ***

    После революции Ташкем вошёл в состав образованного Елганского сельсовета Шешургской волости. В 1926 году в деревне было 34 крестьянских и одно некрестьянское хозяйство; 162 жителя (79      мужчин и 83 женщины).

    6 января 1928 года в состав нового состава Елганского сельсовета от Ташкема были выбраны следующие граждане:

    1.Оносов Александр Иванов – бедняк, беспартийный.

    2.Конышев Григорий Иванович - бедняк, беспартийный.

    Кандидат: Оносов Александр Михайлов - бедняк, беспартийный.

    В этом же году, 7 апреля, в Елганскую ячейку ВКП (б) был принят гражданин деревни Ташкем Оносов Александр Иванович. Из постановления о приёме: «Признать товарища Оносова в кандидаты ВКП (б) по 2-й категории, как крестьянина бедняка – актива. Данный товарищ является членом ячейки МОПР, потребобщества, кредитного товарищества и СККОК. Имеет старый деревянный дом и одну корову, лошадей нет».

    В период коллективизации в деревне был образован колхоз «Ташкемский». В 1940 году в колхозе числилось 92 колхозника. Председателем в этот год был К.Д. Наймушин, секретарём – П.В. Оносов.  В 1949 году сельскохозяйственная артель Ташкем слилась в один колхоз «Коминтерн» с деревнями Елганская, Цепегино, Мамаи. По рассказу Михаила Николаевича Наймушина председателем колхоза стал Иван Владимирович Мамаев, который работал в этой должности до слиянии с Шешургой в 1959 году.

    Помимо прочего жители Ташкема имели должности при Шешургской церкви. В годы советской власти членами церковной двадцатки были Оносов Никифор Тимофеевич 1868 г.р. (умер в 1928 году) и Оносов Иван Фёдорович (умер в 1930 году). В 1924, 1926 годах на должности церковного старосты состоял Макаров Степан Фёдорович 1878 г.р, а одним из членов при исполнительном церковном органе был Оносов Степан Афанасьевич. Материальное положение имели ниже среднего.  В 1944 году церковным старостой состояла Оносова Анна Ивановна 1876 г.р. В1946-1948 годах  членами церковного совета из Ташкема были  колхозник Наймушин Илларион Семёнович1883 г.р. (под судом не состоял), Оносов Владимир Михайлович 1879 г.р., Оносов Василий Васильевич 1890 (1867?) г.р., Лобанов Александр Андреевич 1871 г.р. После Великой Отечественной войны от жителей Ташкема было собрано 78 подписей с просьбой открыть в Шешурге церковь.

    В ходе выборной кампании 1947 года в органы власти от граждан деревни Ташкем был выбран Оносов Пётр Иванович, в 1959 году – Оносов Михаил Александрович.

    ***

    В годы Великой Отечественной войны из Ташкема ушли на фронт и не вернулись:

    1. Кодочигов Семен Иванович 1918 г.р.
    2. Козяев Андрей Григорьевич         1907
    3. Конышев Афанасий Павлович 1894
    4. Конышев Василий Павлович        1907
    5. Конышев Григорий Иванович 1902
    6. Лобанов Александр Матвеевич    
    7. Макаров Захар Петрович 1915
    8. Макаров Захар Степанович 1912
    9. Макаров Кузьма Степанович        1898 (сын церковного старосты Степана Макарова, по рассказу дочери Кузьмы Степановича Анны, он погиб ещё в Первую Мировую войну)
    10. Наймушин Аркадий Илларионович 1914
    11. Наймушин Александр Петрович   1912
    12. Оносов Александр Владимирович         1914
    13. Оносов Василий Иванович   1914
    14. Оносов Михаил Ефимович   1909
    15. Оносов Николай Дмитриевич 1911
    16. Оносов Игнатий Петрович   1907

    В войну горя хватило всем, и взрослым, и детям. В 2014 году активисты Шешургского сельского женсовета собрали воспоминания жителей Шешурги – «детей войны», чьё детство пришлось на военные годы. Среди них бывшие жители Ташкема:

    Зоя Николаевна Киселёва родилась 28 августа 1939 г.

    - В 1 класс пошла в 1946 году. Первой учительницей была Надежда Григорьевна, потом была Антонида Васильевна Козяева. Годы были тяжёлые, все ходили в школу в лаптях, правда, мне было полегче, чем другим детям. Я в семье была одна. Мама шила мне одежду и обувь. Голодно было всем, и в школе нас не кормили, еду брали из дома, чаще всего – это была печёная картошка. После уроков ходили с учительницей работать в колхоз: копали картошку, теребили лён, помогали на ферме. Проучилась 6 классов и пошла на ферму. Детство кончилось. Всю жизнь проработала на фермах: овчарне, телятнике.

    Михаил Александрович Оносов, родился 18 ноября 1929 г.

    - Семья у нас была большая, бедно жили. Пекли лепёшки из лебеды, щавеля и ели с простоквашей. Зимой было ещё голоднее, чтобы набить желудок, обдирали кору с деревьев, севериху с ёлок собирали. А работали много, ездили на быках в Яранск на спиртовый завод, возили картошку, в Сорвижи за керосином. Было холодно, одежда плохая, продувало насквозь, а, где останавливались на ночлег, спали на голом полу. Уезжали, бывало, в понедельник, возвращались домой к субботе. Сено для быков тоже с собой везли, для этого плели специальный сенной кошель…Молодые были, так хотелось и веселиться, с балалайкой вдоль деревни ходили, песни пели, весело было…

    Борис Васильевич Оносов родился 11 мая 1934 г.

    - Семья была большая, приходилось водиться с младшими братьями и сёстрами. Старший брат (1928 г.р.) с 13 лет за сохой ходил, а кто помоложе, в том числе и я, боронили на быках. Потом коней дали и на них возили всё. Мать давала задание собирать кашку от  щавеля на лепёшки, кашку сушили, добавляли немного муки (её рабочим давали) и из этого пекли лепёшки. Набирали по двенадцать вёдер пестов, из них тоже делали лепёшки, да и просто так с молоком их ели. Рано весной собирали с полей прелую картошку, мяли и пекли лепёшки. В свободное время играли в лапти – привязывали к колышку на верёвочку старые лапти. Был водящий, и нужно было их у него украсть. Когда оставался один лапоть, то в водящего кидали утащенными лаптями, а он убегал. Играли в лапту, было специальное для этой игры место.

    ***

    В 1960-е годы стали ликвидировать начальные классы в деревнях, и жителям пришлось разъезжаться. Первым покинул родную деревню Алексей Васильевич Оносов, у которого было несколько детей-школьников. За ним последовали Борис Васильевич и Михаил Александрович Оносовы. Все они стали жить в Шешурге (1998 год). Михаил Николаевич Наймушин переехал в центральную усадьбу колхоза им. Свердлова в 1976 году. Решением Кировского облсовета № 18/540 от 26 ноября 1986 года деревня Ташкем была снята с административно-территориального учёта. В 1998 году в Шешурге было 7 семей из Ташкема, остальные разъехались в разные годы кто куда.

    Сын М.Н. Наймушина, Василий Михайлович, ежегодно с семьёй и родственниками выезжает в родную деревню в день бывшего народного гулянья 26 июля.

    Историю деревни дополняют воспоминания старожилов. Год возникновения деревни они не помнят, сетуют на то, что в детстве не расспросили об этом своих родителей. Название деревни пошло, вероятно, от речки Ташкемки, пересекавшей деревню. Старожилы помогли восстановить события в Ташкеме, начиная с периода коллективизации.

    Из рассказа Глафиры Владимировны Махнёвой 1926 г.р., записанного в 1998 году: «Жители д. Ташкем носили только 4 фамилии: 3 семьи Наймушиных, 3 – Макаровых, 1 – Шаровых, а остальные Оносовы. Как и везде в то время, были в деревне свои мастеровые люди: пимокаты (Василий Иванович Оносов и др.), портные (её отец среди них), мельники (С.Ф.Макаров), пчеловоды (Семён Оносов, С.Ф.Макаров). До коллективизации жили за счёт своего личного хозяйства, все необходимое для жизни изготовляли и выращивали сами. Жили примерно одинаково, очень дружно, кормились своим трудом. Степан Фёдорович Макаров имел свою мельницу, поэтому попал под раскулачивание. Богатства особого  не имел, всю жизнь трудился, ходил в лаптях. Он скоро вернулся обратно. Старший сын его, Захар Степанович, погиб на Великой Отечественной войне, Кузьма был взят на окопы и тоже не вернулся. Третий сын, Александр, уехал с семьёй из деревни в неизвестном направлении. Знаменита эта семья добротой к людям. Когда дедушка Степан качал мёд, он посылал внуков звать всех детей за мёдом. А детей в деревне у каждого хозяина меньше 5 не было, у соседа нашего – 14 детей. Собиралось нас немало, и всем он наливал полный стакан или кружку.

     И ещё одна семья слыла знаменитой. Это соседка, бабушка Вера. У неё из 14 детей 6 сыновей. Все они были коммунистами, работали в сельсовете, принимали участие в раскулачивании. За ними охотились бандиты, восставшие против советской власти. Соседи дома не спали, а ночевали у нас в амбаре.  Я не раз по утрам под окнами находила стреляные гильзы.

    И ещё у А.П. Шаровой был сын, тоже коммунист. Он работал начальником НКВД в Туже».

    Дальше Г.В.Махнёва вспоминает дружную жизнь в деревне, тяжёлые годы войны, первую похоронку, которую получила сестра отца:

    «Я тогда училась в 7 классе. Кока (так мы звали тётю) лежала на полу, распластавшись, взлохмаченные косы по бокам, а кругом стояли женщины и плакали. Эта картина с войны оставила в моей душе глубокий след».

    Военные годы хорошо помнит и Анна Сергеевна Оносова, 1915 года рождения, которая вышла замуж в Ташкем в 1934 году. Муж её, Александр Михайлович Оносов, вместе со всеми мужчинами ушёл на войну. 18 из них не вернулись с поля боя. Вся тяжесть крестьянского труда в семье легла на плечи молодой женщины. Работала на лошади всю войну, на ферме одна, а там и кони, и коровы, и овцы. Дети были малы, всех нужно накормить и обогреть. Ей счастье улыбнулось: пришёл с фронта муж, и жить стало легче. Подняли на ноги и воспитали шестерых детей, все они стали достойными людьми. На 1998 год Анна Степановна живёт у младшей дочери в Шешурге, помогает воспитывать семерых внуков.

    Михаил Николаевич Наймушин,  1930 года рождения, учился в войну только  1 год, ходил в школу в д. Елганская.  Больше учиться не пришлось,  стал работать и на конях, и на быках. Доучивался позднее. Затем служил в Германии. С 1959 года и до пенсии работал шофёром в колхозе. Он и рассказал о колхозной жизни в родной деревне. Председателем колхоза, по словам М.Н. Наймушина, был Михаил Ефимович Оносов, который прославился тем, что в 1938-1939 годах собрал очень богатый урожай зерновых. Он погиб на финской войне. После него, уже в годы Великой Отечественной, колхоз возглавляли Василий Афанасьевич Оносов и Константин Дмитриевич Наймушин.

    Сын Константина Наймушина, Василий 1923 года рождения - участник Великой Отечественной войны, ветеран, сведения о нём есть в Тужинском краеведческом музее. Василий Константинович сожалеет, что ничего не знает об истории родной деревни, что не узнал ничего  о ней при жизни  отца и деда. О себе рассказал, что закончил 6 классов в Шешурге, а потом 2 года вёл ликбез в Ташкеме, учил грамоте взрослых. С 1939 года работал счетоводом в Шешургском сельсовете, а с 1942 года был в армии, на фронте. В 1948 году вернулся с войны, но не домой, а в Чечено-Ингушетию, где работал 3 года в военкомате. В  1951 году приехал в Тужу, где и стал жить постоянно. Имеет троих взрослых детей: одна дочь работает в поселковой администрации, вторая заведует аптекой в Пижанке, а сын с 1967 года служил на Северном флоте, капитан I ранга. От Василия Константиновича стало известно, что в д. Торсола Тужинского района живёт Анна Кузьминична Андреева. Это внучка старосты Шешургской церкви  Степана Фёдоровича Макарова, упомянутого выше в рассказе Глафиры Владимировны.

    А.К. Андреева, 1995 год

    В 1995 году корреспондент Тужинской газеты рассказал о судьбе Анна Кузьминичны: «Аромат свежеиспечённого хлеба всегда воспринимаешь с удовольствием. Хозяйка дома в такой момент преображается, находится в приподнятом настроении, творя самое обыкновенное и нужное дело, ведь хлеб – всему голова. В такой момент мы и встретились с А.К. Андреевой. В её глазах горели огоньки, на щеках выступил румянец. Она показалась мне молодой и энергичной, хотя по годам уже на пенсии. Угостив меня горячим, только что вынутым из печи хлебом, Анна Кузьминична неторопливо поведала о своей судьбе.

    - Большие трудности я испытала в детстве. Отец погиб в Первую мировую войну. Нас, ребятишек, осталось шестеро, мать седьмая. Чтобы как-то выжить, приходилось сбирать. Пришла я однажды в Михайловское (а жили в  Ташкеме Шешургского сельсовета), походили по селу и встретили седого небольшого роста старичка. Тогда мне, совсем маленькой девочке, он предсказал всю мою дальнейшую жизнь. Так всё и вышло.

    С 14 лет я уже работала на ферме. Старалась. Как-то даже премию дали, красно-пёстрого телёнка. Впереди у меня было тяжёлое испытание. Умерла мама. Смерть матери душу закалила, пережила я и это горе. Замуж долго не выходила, и только в двадцать девять лет уговорил меня Василий Дмитриевич. Может быть, сам-то он и не решился, да родителям его уж очень надо было меня. Когда сватались, свекровь спросила про наряд. У меня было одно платье. «Купим тебе ещё два. Одно положишь в сундук, а другое будешь носить».

    Пришла я в богатую семью, обеспеченную. Старики меня очень любили. Пойду куда, свекровь и скажет: «Нюра, мой бы платок-то надела, вроде бы у меня он покрасивее». И так было всегда. Старики жили вместе с нами до конца. Из Шешурги перевезли их в Тужу, здесь они и умерли. Умирая, свекровь последние слова сказала сыну: «Смотри не обижай Нюру».

    Душой я всегда была с Господом Богом, почитаю его, и он ко мне милостив. Бог ведь всех жалеет, кто его почитает. Не станешь Господа Бога призвать, так и счастья не видать. Как бы много ни было работы дома, на ферме, я всегда находила время посетить церковь. Из Шешурги ходила в церковь за 12 километров в Тоншаевский район, село Беляевское. Ну, а здесь церковь рядышком. Я благодарна своему деду за то, что он привил веру в Бога. Он был попечителем церкви. Много в его жизни случилось испытаний. Только три раза в тюрьмах сидел, но от Бога не отрёкся. И я не представляю своей жизни без веры в Бога».

    Дед Анны Кузьминичны, Макаров Степан Федорович родился в 1878 году в Ташкеме в крестьянской семье. В родной деревне он прожил всю жизнь. Особого образования не имел, был малограмотным. При советской власти в колхоз не вступал. Имел единоличное хозяйство, поэтому был признан кулаком  и раскулачен. Степан Фёдорович был лишён избирательных прав. В 1924, 1926 годах был церковным старостой в Шешургской церкви. В 1931 году по суду приговорён к 1 году принудительных работ и штрафу в 300 руб. В 1932 году в своей деревне Ташкем был арестован. Обвинялся в том, что, «войдя в состав церковно-монархической организации «Истинно-Православная церковь», вёл по заданию организации контрреволюционную работу среди населения». Ему приписана также пораженческая и повстанческая пропаганда.  Степан Макаров проходил по массовому делу №3337/512 и был одним из 95 его участников. В показаниях личного дела указано, что в конце 1931 года Степан Макаров на сходе агитировал: «Советскую власть иностранные державы не признают, и она не имеет права управлять Россией и сравнивал её с самозванцем «Гришкой Отрепьевым». Долго власть не просуществует». Особым совещанием при Коллегии ОГПУ 14 августа 1932 года Степан Макаров приговорён к высылке в Северный край на 3 года. Обвинение предъявлено по ст.58 п.10 УК РСФСР. Согласно Книге Памяти жертв политических репрессий Кировской области, 15 сентября 1989 года С.Ф.Макаров был реабилитирован. Разумеется, все обвинения советской власти к Степану Фёдоровичу  были лживой клеветой сотрудников НКВД. Истинный его образ, как труженика-крестьянина, радушного хозяина и христианина  представлен в воспоминаниях его внучки Анны Кузьминичны  и  Глафиры Владимировны.

    Очень много дорогих воспоминаний о Ташкеме оставила Глафира Владимировна Махнёва. В 1995 году она написала в редакцию Тужинской газеты письмо «Тоска по малой родине»:

    «Уважаемая редакция! Долго вынашивала эту мысль, которой я хочу поделиться на страницах вашей газеты. Может, она остановит тех, кто решил покинуть малую родину. Прошло уже более 30 лет, как я уехала из Шешурги в Нижегородскую область, оставила родную деревеньку Ташкем, Шешургскую школу, в которой проучилась 9 лет, а затем, став учительницей, проработала 10 лет с теми педагогами, что раньше учили меня.

    В нашем районном посёлке Вознесенске, где я живу, природа красивая. Огромный пруд в центре посёлка, кругом лес, ягоды, грибы. Особенно много белых. По два-три раза ребятишки бегают за ними. Есть три речки. Кажется, чего ещё надо, живи да радуйся! Когда работала в школе, растила своих троих детей, не было свободного времени для размышлений. Школа большая, наполняемость классов тоже. Некогда было думать о себе. Со мной вместе живут все дети, у меня пять внуков и один правнук Алёшка, которого я очень люблю. Казалось бы, всё хорошо. Да вот только душа моя всё ещё там,  в родном краю, живёт. Как я тоскую по моей деревеньке, которую давно стёрли с лица земли. Ложусь и встаю с мыслью о ней. А какой народ там жил! Как трудились! Не помню, чтобы хоть какое-нибудь ЧП вывело наш народ из равновесия. Жили дружно, весело и почти все жители носили одну фамилию – Оносовы. Ежегодно корчевали лес, прибавляя земли колхозу, обустраивали плотину пруда, который ежегодно в вешнюю воду уходил. И тогда все, кто мог, шли устраивать плотину. Какое это было зрелище! Работали с шутками, прибаутками, весело. А сенокос! Настоящий праздник! А как в то время пели в церкви (она ещё в первые годы советской власти работала). Недаром наша мама говорила: «Эх, девчонки! Родилась бы я попозже, в советское время, какая бы певица из меня вышла!»

    Бывало, заберёмся на русскую печь   сумерничать и давай петь. У матери и отца были прекрасные голоса, а мы, дети, от них не отставали. Пели всей семьёй русские народные песни и другие  с таким желанием и так душевно, что иногда слёзы выступали. Песня всем нам помогала жить. Напоёмся, отдохнем – и за дело. Кто прядёт, кто вяжет. А наше ребячье дело – уроки. Учились мы хорошо, не подводили родителей.

    Колхоз поднимался, шёл в гору, колхозники начали получать за свой нелёгкий крестьянский труд. Но тут подкралась беда. Началась Великая Отечественная война. Будь она проклята тысячу раз! А вместе с нею и голод, и холод, и похоронки пришли к людям. Работали не покладая рук. «Всё для фронта, всё для Победы»! Терпеливо сносили все лишения, ждали лучших времён. Но не дождались. И пошёл из деревень народ в поисках лучшей доли. Опустели деревни, зарастали поля…

    Три года я приезжала на малую родину, побывала в родной деревне. Привозила с собой двух внучек. Посидели на пенёчках, поплакали. Гробовая тишина, лишь изредка чирикнет редкая птичка. Какое опустение, какая безысходная тоска!... Пишу вам об этом, а сама плачу, вижу воочию то, о чём пишу.

    Мы очень рано лишились родителей, остались без их поддержки. Сейчас из 7 детей в живых остались только трое: я и две сестры, проживающие в г. Комсомольске-на-Амуре. Они пишут, что если бы знали, какая тяжёлая жизнь наступит в девяностые годы, не раздумывая, вернулись бы домой. Тоже тоскуют по родной деревеньке. Но теперь уже поздно, устарели, да и кто их ждёт на родине? Уйдём в иной мир, и похоронят нас порознь

    Я обращаюсь к молодёжи: «Цените свою малую родину, ту, где родились. Не покидайте её. Родной очаг жизненные силы и соки даёт, и тоска по нему вас минует».

    Для описания деревни использованы:

    1. Материалы по статистике Вятской губернии: Том IX. Яранский уезд: Часть 2. Подворная опись. - Вятка, 1893.
    2. ГАКО. Ф.176. Оп.2. Д.1920. Ревизские сказки Кугушерской волости Яранского уезда.
    3.  «Книга родов Вятских» В.А. Старостина.
    4. ГАКО. Ф.237. Оп.226. Д.325. Лл.2000-2076. Метрическая книга Флоро-Лаврской церкви с. Большешешургского.
    5. Клировая ведомость церкви с. Шешурга 1870 год (ГАКО. Ф.270. Оп.70. Д.1603. Лл.746-756).
    6. Клировая ведомость церкви с. Шешурга 1915 года (ГАКО. Ф.270. Оп.70. Д.1648).
    7. ГАКО. Ф.237. О.1. Д.248. Лл.960-961. Журнал Вятской Духовной Консистории за 1903 год.                          
    8. Дело по передаче имущества церкви с. Шешурга 1924-1926 годы (ГАКО. Ф.Р-1258. Оп.1.Д.1321).
    9. Дело  по закрытию церкви с. Шешурга 1940-е годы (ГАКО. Ф.Р-2169.Оп.29. Д.425.)
    10. Перепись Яранского уезда 1926 года.
    11. ГАСПИ КО. Ф.440 (Шешургский волком ВКП (б). Оп.1. Д.1. Протоколы, планы и отчёты о работе Елганской ячейки ВКП (б) 3.01.1928-8.10.1928 гг.
    12. Сталинский путь, - № 52-53, - 31октября 1947.
    13. Колхозный путь, - № 7-8, - 1959.
    14. Книга Памяти Кировской области. Том XI. Советский, Сунской и Тужинского район.
    15. Государственный каталог географических названий (АГКГН). Кировская область. Реестр нормализованных названий ранее существовавших географических объектов, зарегистрированных в АГКГН на 18.11.2010.
    16. Викторианское течение на Тужинской земле. Краеведческий сборник, – 2015.
    17.  Вершинин Е. Только с верой // Родной край, - № 49, - 22 апреля 1995.
    18.  Махнёва Г. Тоска по малой родине // Родной край,  № 142, - 28 ноября 1995.
    19.  Козяева Н. Ташкем // Родной край, -№ 43, - 9 апреля 1998.
    20.  Касьянова А. Жили впроголодь, работали на равнее со взрослыми // Родной край, - № 56-57, 13 мая 2014.
    Просмотров: 579 | Добавил: Evgeniy_Gorev | Теги: деревни сельсовета, Ташкем | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]