Главная | Регистрация | Вход
Село ШЕШУРГА
Меню сайта
Друзья сайта
  • Тужинская газета
  • Село Караванное
  • Васькино
  • Шешурга на Одноклассниках
  • Шешурга ВКонтакте
  • Фотопланета
  • Соборы.РУ
  • Храмы России
  • Русские церкви
  • Родная Вятка
  • Храм посёлка Тужа
  • Храм села Ныр
  • Категории раздела
    Вятский край [2]
    Данный раздел содержит инфорцию по всей Кировской области.
    Тужинский район [6]
    Очерки по истории Тужинского края
    Вход на сайт
    Поиск
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Тужинский район

    История Марка Шушканова в документах

    История Марка Шушканова в документах

    Марк Иванович Шушканов – известный дореволюционный  деятель Тужинского района, а как показал недавно обнаруженный документ – и всего  Яранского уезда.  Личность его легендарная, причём в буквальном смысле. В прежние годы жизнеописание Марка Ивановича складывалось по воспоминаниям старожилов, поэтому в нём много неточностей.

    Особо ценный вклад в жизнеописание Марка Шушканова и его семьи привносят документальные архивные сведения книг Е.А.Вершинина «Повесть о земле Тужинской» и «Родословие» - это выписки из ревизских сказок и метрических книг.  О последних же годах  жизни  Марка действительно складывались легенды. Так, по одной из них, после революции, преследуемый советской властью, он оказался на золотых приисках Алдана, затем на Дальнем Востоке, а потом в Америке. Но, как пишет Е.А.Вершинин, кто бы мог проследить этот путь Марка?

    Предполагаемый дом М.И.Шушканова в д. Шушканы

    Совершенно иное завершение жизненного пути Марка Ивановича открывают листы дела, обнаруженного в 2015 году в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО, ф.15, оп.5, д.27). Согласно им, Марк Шушканов был убит Яранскими чекистами в мае 1919 года на берегах реки Пижмы (на границе с Арбажским районом), где, вероятно, и остался на вечное упокоение.

    Первым обратил внимание на документ и опубликовал в интернете его начало краевед Д.Н.Казаков. Причём обнаружил он его случайно. Сведения о Марке Шушканове оказались в  «Протоколе заседания Яранской Уездной Комиссии по изъятию церковных ценностей в 1922 году». Этот протокол представляет собой машинописный документ из 21 листа, в конце которого  вшиты 3 рукописных листа с заголовком  «Операция Яранской ЧК в мае месяце 1919 года». Как эти сведения оказались в деле по изъятию церковных ценностей Яранского уезда, остаётся загадкой, как и то, зачем были так подробно описаны события 1919 года, произошедшие на глухих берегах реки Пижмы.

    Подробности этой операции Яранской ЧК описал один из её участников, некий Загайнов,  он же один из убийц  Марка Шушканова.  Вот, что говорится в полном оригинале архивной рукописи:  «В конце мая месяца 1919 года секретной разведкой Яранской ЧК было установлено, что на границе Котельничского и Яранского уездов, в углу Котельничского тракта и реки Пижмы, организована банда. Для ликвидации этой банды из Яранска был назначен вооруженный отряд: от караульной роты 25 человек и от отряда ЧК 10 человек. В числе последних и я. Под командованием члена ЧК товарища Тягунова этот отряд тронулся из Яранска ночью и к вечеру перешёл реку  Пижму. В деревне Пишнуре Котельничского уезда мы остановились на ночлег. Среди окружающего населения мы выдавали себя за белогвардейцев, а население смотрело на нас испуганно и удивленно. Переночевав в деревне  Пишнуре, мы рано утром тронулись в ту деревню, в которой проживали главари преследуемой нами банды. Деревня эта (название не помню) расположена кругом в лесу и насчитывает всего 6 домов. Входим в деревню, она ещё вся спит. Подошли к дому, в котором проживали главари банды, разбудили их и попросили выйти к нам. Они охотно вышли и радостно нас встретили, любясь нашим доброкачественным и достаточно-количественным вооружением. Вышло их всего трое: один из них секретный агент ЧК, второй бывший крупный торговец с. Пектубаево Кадамской волости Царегородцев, скрывавшийся от уплаты 120 тысяч чрезвычайного налога и третий Шушканов, деревня Шушканы Тужинской волости, известный всему уезду крупный кулак, торговец и подрядчик и член Учредительного собрания. Товарищ Тягунов предложил им пойти с нами в лес и в то же время предложил оповестить всех дезертиров, входивших в их банду, чтобы и они следовали туда же на указанное в лесу место. Шушканов и Царегородцев сначала отказывались пойти с нами в лес, но потом под угрозой военной дисциплины согласились и пошли. Придя на берег реки Пижмы, мы расположились на 1 полуострове и разложили костры. Вскоре стали прибывать туда дезертиры с имевшимся  у них оружием. Дезертиры оказались людьми несознательными, тёмными и введёнными в заблуждение главарями банды. Видя такое явление, товарищ Тягунов решил изолировать главарей банды от дезертиров, что поручил сделать секретному агенту. Секретный агент Лихачёв пригласил Шушканова и Царегородцева пойти в лес поискать более подходящего места для нашего лагеря, на что они согласились. Лихачёв пригласил с собой троих более развитых и боеспособных красноармейцев, в том числе и меня, и мы все 6 человек тронулись. Отойдя по берегу реки около версты от оставшегося лагеря, Лихачёв предложил Шушканову достать свой револьвер (браунинг) и передать Лихачёву с целью добавить патронов, Шушканов согласился и револьвер передал руки Лихачева. Тогда Лихачёв взял в одну руку револьвер  Шушканова, а в другую взял свой (наган), направил один в грудь Шушканову, а другой – Царегородцеву и скомандовал: «Руки вверх!». А мы трое в это время окружили их штыками. Шушканов и Царегородцев только тогда поняли в чём дело и узнали кто мы. Отвели мы их в сторону и приказали лечь в яму. Потом Лихачёв приказал Шушканову встать, дал ему лист бумаги и карандаш и велел писать свою автобиографию о своём пребывании у белогвардейцев. Шушканов сел писать, а Лихачёв ушёл в лагерь, оставив нас троих охранять арестованных. Через некоторое время Шушканов встаёт и делает вид, что ему нужно оправить естественную надобность, а потом бросается в бегство. Мы не растерялись и двое бросились за ним, а один из нас остался охранять последнего, т.е. Царегородцева. Во время преследования Шушканов был убит. Через несколько времени и Царегородцев сделал попытку бежать, но тоже нами был убит, после чего мы вернулись в лагерь и пробыли там до утра. К утру дезертиров к нам собралось 56 человек. Товарищ Тягунов приказал им построиться, они исполнили, и мы окружили их стальной щетиной и приказали им сдать оружие, что ими было исполнено. После чего товарищ Тягунов приказал командиру караульной роты, товарищу Курандину, отделить своих красноармейцев от нас и (лично) конвоировать дезертиров в Яранск. Оставшиеся наши красноармейцы с товарищем Тягуновым поехали в некоторые деревни, объясняя крестьянам, что это были не белые, а красные, успокоили их и сами вернулись в Яранск». В конце подписано: «Участник Загайнов. 9 декабря 1924 года».

    В комментариях к вышеизложенному рассказу, следует сказать, что в  воспоминаниях старожилов факт существования «банды» за рекой Пижмой имеет место быть. 26 апреля 1990г. в газете «Колхозный путь» была опубликована статья А.А.Кожевникова о жизни Марка Шушканова, написанная им по воспоминаниям старых людей. Среди прочего в ней говорится о «банде» и о том, как она была обнаружена Яранской ЧК, но только Марку в этом случае, удалось  исчезнуть. Также в статье указана географическая привязка места взятия «банды»  - озеро  Ранец (Ренец). Оно расположено слева по течению Пижмы и  справа от Пижемского моста.  В рассказе Загайнова упоминается деревня из 6 дворов, где скрывались Шушканов и Царегородцев, но, к сожалению, рассказчик забыл её название. Сейчас довольно сложно установить её название, и вряд ли она сейчас существует.

    56 дезертиров прибывших на берег Пижмы, упомянутых  Загайновым, вероятно, в большинстве своём уроженцы Яранского и соседних уездов, современного Тужинского района. Может именно со слов одного из них и записал историю А.А.Кожевников.  Дезертирство  в первые годы советской власти действительно было массовым. Люди не желали воевать за новую власть, находились в полном недоумении, что происходит в стране. В подтверждение тому имеются сводки Президиума Вятского   Губисполкома по секретной переписке (ГАКО, ф. Р-875, оп. 4, д. 2).  Тужинский район в этих сводках также упоминается. Более содержательные из них:

    По штемпелю: Тужа Вятской губернии:

    30 марта 1920 г. От Алексея Андреева. Павлу Ивановичу Тетерину. «А Иван Меркулич принят, да живет дезертиром; а новобранцев Колку Иванова приняли и Ваньку Родионова приняли и Ваньку Гриши Мельникова тоже приняли, но живут дезертирами дома».

    Апрель 1920 г. От родителей. Михаилу Петровичу Шевнину. «Сымански Коля приехал домой, более служить не будет, окончательно, все люди дезертируют, и нам самим приходится,  хоть дезертируй,  совсем замаяли на работах и деньги не платят. Да, словом, не в деньгах счастье, а хлеба дай, его не дают. Чужим проживающим дают норму 24 ф., а нашим 8 ф. в месяц, вот и гуляй с новой властью м…е..е.. Требуют уже Васю к мобилизации, но я думаю тоже задержать.  Много бы надо писать, да думаю, что из-за этого не доходят письма».

    12 апреля 1920 г. От Мамаевой. Григорию Трофимову Мамаеву. «Дезертиры все дома живут, русские, красноармейцев нет».

    27 июля. Леня Дербенева. Гаврилу Павлову Дербеневу. «У нас  все дома живут, и никто не бывал за ними».

    Теперь о самой «банде». Для объединения людей во главе с Марком Шушкановым, это довольно громкое название. Никаких фактов, подтверждающих разбойные действия Шушканова и Царегородцева нет. Поэтому «бандой»  эта группа недовольных советской властью людей была только для самой же власти. Недовольство это понятно. У Марка было отобрано всё имущество. Если бы Марк и не стал бы скрываться в лесу, то   вряд ли  бы его ждало его что-то хорошее со стороны коммунистов.

    В статье А.А.Кожевникова рассказывается и о другом очень трагическом случае, произошедшем в  семействе Шушкановых в 1907 году.  На озере Акшубень утонули его дочь и зять, священник села Караванное. В воспоминаниях старожилов были перепутаны имена супругов и количество их детей, а также добавлены причины несчастного случая. Тем не менее, в 1907 году трагедия, произошедшая рядом с д.Шушканы Яранского уезда, приобрела довольно широкую известность во всей Вятской губернии. Случай записан в «Памятной книжке Вятской губернии» за 1908 год. В «Вятских епархиальных ведомостях» помещён некролог погибшего священника Василия, из которого стают подробности трагедии: «в 38 верстах по дороге от Яранска в Котельнич на тракту есть деревня Шушканы, приходом в село Пижемское. В полуверсте от этой деревни, кругом в лесу, расположено большое озеро, отличающееся значительной глубиной, в длину оно достигает 3,5 вёрст, а ширина местами доходит до 1-й версты.

    26 числа часов в 7 вечера, о. Василий вместе с женой катался в лодке по озеру. И прежде он много раз катался по этому озеру, но всё сходило благополучно. На этот раз он нашёл себе смерть в озере. Как передают очевидцы, не то они менялись вёслами, не то пересаживались один на место другого, только вдруг жена его упала в воду и пошла ко дну. О. Василий моментально, не снимая одежды и сапог, бросился спасать её. Раза 3 или 4 он всплывал на поверхность и просил о помощи, но помощи не дождался и оба утонули. На одном берегу были косцы, но лодок не было. Был старик рыбак, с мальчиком лет 8, в лодке, очень не далеко от тонувших, но не смел подъехать; на другом берегу очень далеко был Н. Рябинин тоже с мальчиком 5 лет, он высаживал мальчика из лодки и спасти о. Василия не успел, а только известил тестя его М.Шушканова о происшествии. Поиски утонувших продолжались четверо суток. 30 числа, в 1-м часу дня, железною кошкою был найден и вытащен из воды о. Василий, на глубине 3 х сажень, в 4 часа того же дня была найдена и жена его Елисавета Марковна на глубине 6 сажен. Ночью часов в 10 состоялся вынос почивших в Пижемскую церковь.

    1-го июля вечером в 7 часов состоялось отпевание, на котором участвовало 9 священников, не считая отца утонувшего, который стоял у гроба. 2 священника почтили умерших приличными речами.

    Горем убиты родители того и другого.

    Утонувшие оба очень молоды: о. Василию не было 27 лет, а ей 20 лет. Детей осталось одна дочка 2,5 лет. Обоих схоронили в одну могилу.

    Вечная память тебе, добрый пастырь, положивший душу за спасение жены своей!».

    Похоронили супругов в церковной ограде Пижемской церкви (территория современного Тужинского ДК). На надгробном камне значилась запись: «Здесь покоится прах рабов Божиих, безвременно скончавшихся 26 июня 1907 года священника села Верхопижемского отца Василия Михаиловича и супруги его Елисаветы Марковой Романовых. Отец Василий родился 27 июля 1880 года, жития его было 26 лет 10 месяцев 29 дней, жена его Елисавета родилась 29 марта 1887 года, жития ее было 20 лет 2 месяцев 27 дней».

    При советской власти могила супругов Романовых, как и все церковные захоронения, была уничтожена. Несколько лет назад при ремонтных работах в центре посёлка Тужа в фундаментах старых зданий были обнаружены несколько надгробий с церковного кладбища села Пижемское. В том числе найден камень и  с могилы священника Василия Романова и его жены Елизаветы Романовой (Шушкановой). Также найден надгробный камень с могилы отца Марка Шушканова. В настоящее время все надгробия находятся на территории храма Воскресения Христова п. Тужа.

    Надгробные камни у храма п.Тужа. Фото: газета "Родной край" "Возле храма соорудили некрополь ".

    Евгений Горев.

    Материал опубликован в Тужинской газете «Родной край ».

     

     

    Категория: Тужинский район | Добавил: Evgeniy_Gorev (14.08.2015)
    Просмотров: 865 | Теги: родной край, советская власть, Марк Шушканов, Караванное, Тужинский район, Шушканы, духовенство | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]